198120, Санкт-Петербург, пр. Старо-Петергофский, д. 54, литера В

  телефон: (812) 400-07-74


 

 

ОООИВА Санкт-Петербург
 Помним...

За 10 лет афганской войны погибло более 15000 военнослужащих советской армии и почти 54000 были ранены.

Вечная память погибшим

Книга памяти

 Пожертвование

Мы благодарны всем оказавшим материальную поддержку нашей организации.

подробнее
 Информеры



Погода в России

Председатель С-Пб ООВБД "Инвалиды Войны" Виктор Кабацкий рассказал об особенностях Афганистана

Боец легендарной 9-й роты: «С афганцами надо разговаривать»

Вот уже несколько недель мировую политическую арену беспокоят события, происходящие в Афганистане. О том, как у крупнейших держав могут сложиться отношения с талибами (члены запрещенной в РФ террористической организации «Талибан»), ждать ли России нападения на границы союзников и как может для нашей страны повернуться нынешняя ситуация, «МК в Питере» рассказал генерал-­майор внутренней службы, лейтенант той самой знаменитой 9-й афганской роты, воин-интернационалист Виктор Кабацкий.


«ПОМНЮ ВСЁ»

— Вы воевали в Афганистане. Что вы можете сказать о местных, что это за люди, какие у них ценности?
— Они умеют воевать, никто их так и не сумел победить. Американцы пытались 20 лет, англичане еще раньше. Недооценивать их нельзя, но с ними в принципе можно разговаривать. В 1994 году я был лейтенантом, я это видел в Баграме. Сначала были постоянные обстрелы с одной и с другой стороны. Наши договорились, что ни с нашей, ни с их стороны не будет сделано ни одного выстрела. Они держали слово. Мы вышли из Афганистана без стрельбы. Мы не удирали, как сегодня американцы из Кабульского аэропорта, шли согласно графику колоннами через всю страну.

— Что вам запомнилось больше всего?
— Афганистан — это самые памятные годы моей жизни. Что запомнилось? Да почти всё помню: свой второй взвод 9-й роты, взвод разведки, когда был начальником разведки батальона, 8-ю роту. Слова гвардии рядового Саши Шулепова, которому я жизнью обязан. Умирая у меня на руках, он произнес: «Командир, как жить хочется». Помню Николая Кандаурова, который, прикрывая отход группы, когда кончились боеприпасы, последней гранатой подорвал себя вместе с духами. Помню водителя моей командирской машины Сергея Глобу: когда мы, сопровождая колону, подорвались на мине, он, рискуя собственной жизнью, чтобы спасти колонну (впереди и сзади нас шли бензовозы), смог направить пылающую БМП в пропасть. Сам выпрыгнул на последних секундах.

А еще помню нежные руки медсестры на своих щеках, как она держала мою голову и шептала: «Лейтенантик, потерпи». Это было мое первое ранение. Невозможно забыть и про случай, когда несколько дней сидели в засаде, паек кончился, и последнюю банку консервов бойцы тебе отдают — сейчас осознаёшь, насколько это дорогого стоит. Они мне стали как родные, поэтому мы встречаемся, ездим друг к другу в гости, поддерживаем друг друга. Каждая награда — это часть жизни, моей и тех, кто был рядом.


«ОНИ НЕ ЛЮБЯТ ЧУЖАКОВ»

— Афганистан — это регион вечной войны?
— Как я уже говорил, на протяжении всей истории Афганистана племена, населяющие его, постоянно воевали между собой, и еще никому не удавалось его покорить. У них есть свои кланы, свои обычаи и традиции. Афганцам нельзя навязать свою волю. Со стороны со своим «уставом», как в той присказке про монастырь, приходить бесполезно.

— Армия движения «Талибан» (запрещенная в России террористическая организация), как сообщают сейчас СМИ, насчитывает более 75 тысяч человек, и среди них якобы бежавшие сирийские боевики. В чем могут совпадать интересы талибов и сирийских боевиков?
— Туда больше рвутся игиловцы (члены запрещенной в России террористической организации). Талибы — местные. Они не любят чужаков, и я не уверен, что [они] примут сирийских боевиков. Афганцы бедный народ, и они не хотят, чтобы кто-то приходил со стороны поживиться на их земле. Так что интересы боевиков и талибов могут не совпасть.

«В ОТКРЫТУЮ НЕ НАПАДУТ»

— Действительно ли границы Таджикистана и Туркменистана сейчас практически «прозрачные» и без поддержки русских не выдержат натиска талибов?
— Не зря же там более 20 лет рядом с границей находится военная база, на территории которой служат и местные, и солдаты объединенного командования по Ташкентскому пакту. Сейчас нам нужно укрепить границы, создать общий оперативный штаб. Нам никак нельзя бросить союзников в этой ситуации. Там граница — это 80% гор, ее протяженность более тысячи километров. Американцы затеяли какую-то непонятную многоходовку с оставлением вооружения и техники на миллионы долларов. Не исключено, что талибы будут всю эту красоту продавать другим исламским боевикам. Это какая-то провокация, и в том числе, я думаю, против Китая.

— Известно, что с 2013 года афганские боевики регулярно нападают на туркменских пограничников. Как вы считаете, повторят ли они свои попытки сейчас? Каковы шансы?
— Сами талибы-то, может, и не нападут в открытую, но боестолкновения с отдельными группами могут быть. Шансов на то, что [талибы] будут пытаться войти [на территорию Туркменистана], достаточно много. Оружие от американцев у них теперь есть, есть чем оснастить отряды боевиков.

— Еще в прошлом году СМИ озвучивали версии, что исламские боевики из Афганистана будут прорываться через Туркменистан и Узбекистан далее для захвата Средней Азии…
— Я думаю, что они еще пока не готовы к этому. Но такие мысли у них могут быть. Если мы потеряем контроль над ситуацией, они свой шанс не упустят. Тут надо быть внимательными.

— Талибы пропагандируют новый «созидательный джихад». Возможен ли другой, менее кровопролитный сценарий превращения Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана в Исламский халифат, пропагандистским путем и с использованием «спящих» исламских ячеек внутри этих стран?
— Они могут заниматься пропагандой через родственные связи и кланы. Этот вариант я бы тоже не стал сбрасывать со счетов. У афганских узбеков достаточно связей с жителями Узбекистана, этот фактор тоже надо учитывать.


«СЕЙЧАС ЖИТЕЛЯМ НАДО ПОМОГАТЬ»

— Ходят слухи, что туркменские погранзаставы еще с 2020 года усилены российскими срочниками? Если это так, не будет ли повторения старого афганского сценария для русских солдат?
— Нет, повторения старой истории не будет, мы не ввяжемся снова. Нам достаточно охранять свои границы. Кроме того, у нас сегодня достаточно современного оружия, чтобы навести порядок [на удаленном доступе].

— Какова на сегодня угроза для России от всех этих событий в Афганистане?
— Все зависит от того, кто войдет в новое правительство страны и как они будут себя вести. Афганистан с приходом американцев стал еще беднее, увеличился наркотрафик. Простым жителям сейчас надо помогать: строить заводы, взращивать хлеб. Они же как жили при феодальном строе, так и живут сейчас. В горах еще не везде есть электричество. Еще раз повторюсь — им надо помогать всем миром, тогда они не пойдут воевать за лучшую долю.

— Последний вопрос. Если бы Родина приказала, согласились бы вы еще раз ступить на афганскую землю?
— Я человек государев. Если Родина прикажет, то, конечно, отвечу да.

18 Сентябрь, 2021 / Просмотров: 56 / ]]>Печать]]>
 
 Соцсети




 Наши партнеры












© 2021 Все права защищены oooiva-piter.ru